Психология предпринимательства-стр.119

Постоянное отчуждение подавляющей части результатов труда крестьянина в собственность помещика и государства, его полная беззащитность перед произволом последних губительно отразились на трудовой мотивации крестьян - основной производительной силы российского общества. Гнет чиновников и дворян, отмечал В. Ключевский, отбивал “у простонародья всякую охоту приложить к чему-нибудь руки: угнетение духа, проистекшее от рабства, до такой степени омрачило всякий смысл крестьянина, что он перестал понимать собственную пользу и помышляет только о своем ежедневном скудном пропитании”2.

Естественное нежелание трудиться на “дядю”, неважно в каком конкретно качестве последний выступает: помещика-крепос-тника или государства-монополиста - не мешает русскому человеку проявлять удивительную жизненную силу, способность к самоотверженному труду, но лишь в случае, если его непосредственные результаты принадлежат самому производителю. В условиях крепостного права и беспросветной барщины (четыре и более дня в неделю) русский крестьянин в оставшееся время умудрялся воспроизводить собственное крестьянское хозяйство, поддерживать свое существование, хотя и на очень низком уровне.

Эта традиция была с успехом продолжена и в советский период занятые основное время на “сельскохозяйственных фабриках зерна” - колхозах и совхозах, сельские жители нашли в себе силы и возможности, используя в личном хозяйстве всего лишь 0,4% земельной площади страны и около 2% основных фондов сельского хозяйства, производить 27% молока, 30% мяса и овощей, 59% картофеля.

Постоянная, выработанная столетиями привычка раздваиваться: труд на себя и труд на господина (государство) - и обусловила главную отличительную особенность российского экономического менталитета - его двойственный характер.