Психология предпринимательства-стр.106

Не прошло и четырех десятилетий со времени появления кейнсианства, а в национальных экономических интересах индустриальных стран вновь обнаружился крутой поворот. НТР утвердила их мировую научно-техническую монополию; господствующая роль инфрасистем, электронные и информационные техно логии резко повысили эффективность мелкого предпринимательства, оживили конкуренцию, обусловили выгодность интеграции. Национальным интересам этих стран, прежде всего США, снова стал соответствовать лозунг свободы предпринимательства. Второе пришествие старого идола потребовало нового переосмысления теории: кейнсианский макроанализ был заменен монетаристским.

Не отвергая основных категорий Кейнса, монетаристское мышление придало им совершенно иное, по существу, противоположное толкование с тем, чтобы прийти к исходно намеченному выводу: регулирование экономики государством следует демонтировать, оставив за ним лишь функцию контроля за денежной массой. Практическая реализация этого “Откровения от Милтона Фридмена”, оформляемого обычно в виде требований МВФ, равносильна для экономически слабых стран принятию формулы: “приходите и владейте нами”.

Вся история западной экономической мысли подтверждает, что любая теория, даже самая абстрактная, имеет национальные корни, а если она воспринимается вместе с ее практическими выводами, то может оказаться для другой нации лекарством или ядом - в зависимости от степени совпадения или различия национальных условий и интересов. Экономическое мышление может быть только национальным, и страна, где последнего нет, лишена экономического мышления вообще, как лишен его говорящий попугай. Впрочем, для России это не новое явление, вспомним героев Грибоедова, для которых “мнения чужие только святы” и которые спешили за рубежом набирать “учителей полки”.