Психология предпринимательства-стр.105

Маржиналистская революция в экономической теории последней трети XIX в. отразила ряд общих сдвигов в хозяйстве группы передовых стран и прежде всего бурное развитие капиталистического рынка и возрастание роли индивида на этом рынке. Однако уже с самого начала маржиналисты разошлись по национальным школам: англо-американская школа продолжила фрит-редерские традиции смитианского рационализма, австрийская, лозаннская, новая историческая, стокгольмская школы континентальной Европы сделали упор на социально-психологические, институциональные, исторические корни экономических систем. Не фритредерство, а реформизм при активной роли государства отвечал национальным интересам большинства континентальных стран, и ведущие теоретики того времени - Л. Вальрас, Ф. Визер, Л. Брентано и другие - были социал-реформистами “с национальной спецификой”.

Кейнсианская революция в экономической теории отразила кардинальный сдвиг в национальных интересах, который произошел после первой мировой войны. Уже в 20-е, а тем более в 30-е годы ни Англию, ни США не устраивал принцип фритредерства ни на внутреннем, ни на мировом рынке; напротив, повсюду национальным лозунгом стало государственное регулирование. И Дж.М. Кейнс пересмотрел сами основы теории, доказав, что в экономическом мышлении следует исходить не из микроэкономических категорий “индивид”-“фирма”, а из категорий макроэкономических, то есть общенациональных: национальный доход, потребление, сбережения и инвестиции нации. Новое экономическое мышление помогло этим странам выйти из глубочайшего кризиса, выстоять во второй мировой войне и преодолеть послевоенную разруху в Западной Европе и Японии. Кейнсианство сыграло поворотную роль прежде всего для экономистов Англии и США с укоренившимися традициями фритредерства; что же касается континентальных стран, то кардинальной “перестройки мозгов” не требовалось, поскольку здесь национальные интересы всегда напрямую связывались с ролью государства и других социальных и политических институтов.