Психология предпринимательства-стр.102

Интересы отдельной личности могут совпадать с интересами нации, а могут и расходиться с ними. Там, где интересы личности совпадают с национальными, но противоречат интересам государства, можно с полным основанием заявить: интересы личности выше интересов государства. Однако личность, которая ставит свои интересы выше интересов нации, оказывается попросту вне нации. Известная часть “новых русских” - и не россияне вовсе, а международные бродяги. Впрочем, можно, даже находясь в штатах государства, пребывать фактически вне нации.

Сделать тайное явным

Предвижу реплику: экономическое мышление может быть реалистичным или оторванным от жизни, научным или антинаучным, но при чем тут национальное мышление? Ответ, на наш взгляд, весьма прост: почти все экономическое мышление Запада до сих пор было национальным. И такой вывод не сводится к тому, что экономисты старались делать практические выводы, ставя во главу угла национальные интересы; в самые основы разрабатываемых теорий молчаливо закладывались постулаты, отвечавшие в определенный исторический период интересам именно данной нации. Это вовсе не означает, что упомянутые теории ненаучны. Наоборот, если принять, что именно нации на протяжении последних трехсот лет были основными “действующими лицами” экономической истории, тогда станет понятно, что именно данное понятие, а не “класс” и не “индивид” является базисным для экономической теории. Но далеко не все теоретики осознают, что они всю жизнь говорят прозой национальных интересов, и еще меньше таких, которые, осознав, признают это открыто.

И это понятно, потому что всякий теоретик претендует на всеобщность своей конструкции, даже когда он сопровождает свои претензии серьезными оговорками.