Национальная система политической экономии-стр.7

Едва лишь высадившись в Германии, он тотчас же принялся за осуществление проектов, заставивших его перебраться через Атлантический океан. Еще во время недавнего пребывания в Париже он задумал план издания маленькой энциклопедии политических наук, которая должна была распространить здравые понятия об этой отрасли знания; теперь он с жаром принялся за исполнение этого плана, обеспечив себе содействие двух наилучших политических писателей Германии, Роттека и Велькера, и вступил в сношение с одним книгопродавцом. В это издание — «Государственный лексикон» — он вложил как свои деньги, так и свой талант и труд и всякого рода хлопоты, послужившие для него источником огорчений; не осуществив всех его надежд, оно тем не менее увенчалось успехом.

С не меньшей энергией он преследовал свою любимую идею о создании германской сети железных дорог; в Гамбурге эта мысль была отвергнута как химерическая; в Лейпциге вначале она нашла не лучший прием, но мало-помалу она приобрела там почву, а изданная Листом блестящая брошюра о «Саксонской системе железных дорог как основе немецкой системы, и в частности о проложении линии из Лейпцига в Дрезден», в которой мастерски указаны были все линии, впоследствии построенные в Германии, произвела чрезвычайную сенсацию. Саксонское правительство и палаты, лейпцигские городские власти выразили благодарность автору; к нему обратились представители торговли в этом городе; под его руководством образовалось общество для постройки железной дороги из Лейпцига в Дрезден; состоя членом комитета, он дал сильный толчок предприятию, но сам имел от него лишь неприятности.

В 1837 году Лист получил известие, что промышленный кризис в Америке его окончательно разорил. Для наведения справок по этому делу он отправился в Париж. Здесь он был отлично принят и по представлению бельгийского короля представлен Луи-Филиппу. Лист был очарован беседою с этим государем, рассуждал с ним о Германии, Северной Америке, о немецких земледельцах в Пенсильвании и говорил с ним то по-французски, то по-немецки, то по-английски, смотря по тому, о какой из трех стран шла речь в их беседе.