Национальная система политической экономии-стр.434

?Statistical Table ot Massachussett for the year ending 1 April 1837, by J. P. Bigelon, secretary ot the Commonwealth. Boston 1838. Кроме штата Массачузе-ma, ни один другой из американских штатов не владеет подобными статистическими обзорами. Приведенными здесь данными обязаны мы губернатору Еверетту, известному столько же как ученому и литератору, как и государственному человеку.

75Американские газеты на июль 1839 года сообщали, что в фабричном местечке Левель насчитывается до ста работниц, которые имеют в сберегательных кассах по тысяче долларов сбережений.

75Очевидно, Лист предчувствовал, что Англия находилась накануне финансовых и экономических реформ. Прим. К. В. Тр-ва.

Известный американский экономист Г. К. Кэре в своих «Политико-экономических письмах к президенту американских Соединенных Штатов» (перевод с английского, изд. 1869 года) выводит следующий закон на основании данных об их торговой политике за пятидесятилетний период: «Под владычеством системы, имеющей целью сблизить потребителя с производителем, страна преуспевает в силе, богатстве и могуществе, тогда как под господством противоположной системы, известной под названием свободы торговли, потребитель разделяется с производителем, все приходит в упадок, и страна делается ежедневно беднее, слабее и зависимее».

Настоящий труд Фр. Листа напечатан был в 1844 году, а упомянутые письма Кэре написаны были через тринадцать-четырнадцать лет после того, т. е. в 1857-м и 1858 году Вот что пишет он в них, между прочим, относительно влияния экономической политики на положение Северо-Американ-ских Соединенных Штатов: «Свобода торговли нашла страну в 1816 году на высшей степени благоденствия и оставила ее разоренною. В 1824 году произошла частная перемена, за которой последовала в 1828 году более обширная перемена: изменив свою торговую политику, правительство перешло от свободной торговли к покровительственной системе. И тут последствия не долго заставили себя ждать и обнаружились возобновлением мануфактур, спросом на произведения земли, привозом звонкой монеты, увеличением государственных доходов столь значительным, что пришлось избавить чай, кофе и многие другие товары от всякой пошлины, окончательным погашением государственного долга и чувством силы и могущества, разлившимся по всей стране и далеко превышающим то, которое последовало за восстановлением мира в 1815 году. Но в 1834 году таможенная система центрального правительства опять переменилась, уже в 1833 году решено было о постепенном переходе от охранительного к чисто фискальному тарифу, последняя степень которого была достигнута в 1842 году. Снова начали учреждаться многочисленные банки, опять страна обременилась большими иностранными долгами, и в этот раз явились те же последствия: несостоятельность банков, разорение торговцев, стесненное положение фермеров и плантаторов, вывоз звонкой монеты, отказ штатов платить свои долги, наконец, банкротство государственного казначейства, которое принуждено было выпустить неразменные бумажные деньги как единственное средство, которым можно было поддержать действие правительственной машины. В 1842 году новая перемена в системе центрального правительства: фискальный тариф 1841-го и 1842 года опять был заменен высоким покровительственным. И вот опять новые банки почти совсем перестали учреждаться, иностранные долги были уплачены, прежние банки возобновили платежи, торговля опять пришла в цветущее положение, звонкая монета привозилась в изобилии, штаты получили снова возможность собирать налоги и смыть с себя пятно несостоятельности, государственные доходы быстро увеличивались, между тем как мирная политика страны дозволяла уменьшать суммы, требуемые от казначейства. Спокойное и тихое благосостояние было характеристической чертой этого периода. Не было никакого стремления к спекуляциям, а следовательно, к увеличению числа кредитных учреждений, занимающихся денежными операциями. Ни в один период истории этой страны не было такого доверия к будущности, как в году, предшествовавшем принятию фискального закона, вышедшего в августе 1846 года, — закона, в котором система центрального правительства была снова изменена и положения тарифа определены единственно по отношению к таможенному доходу. С тех пор прошли одиннадцать лет, которые ознаменовались непостоянством и непрочностью всех коммерческих дел, какие мы находим только в период секвестра, прекращения морских сообщений и войны. Снова были учреждены бесчисленные банки, цены то понижались, то повышались в такой мере, в какой прежде почти и не видывали. Опять повторяются те же факты: фабриканты и купцы разоряются, число людей, остающихся без работы, достигает до неслыханной цифры, цены наших главнейших товаров быстро падают, ко рабли наши остаются без дела, банки снова принуждены прекратить платежи, государственные доходы падают, а правительство, несмотря на получение нескольких сот миллионов калифорнийского золота, принуждено опять прибегнуть к бумажным деньгам». Прим. К. В. Тр-ва.