Национальная система политической экономии-стр.16

П. Б. Струве, зафиксировав «распадение» русского крестьянства и выделение из него «представителей новой силы, капитала во всех его формах», оценил этот процесс как закономерный и прогрессивный и пропагандировал для России экономическую политику, направленную на отслаивание крепкого, приспособленного к товарному производству крестьянства, идущего навстречу потребностям национальной промышленности во внутреннем рынке. А вот С. Ю. Витте в фискальных интересах долгое время поддерживал русскую крестьянскую общину с ее круговой порукой, и лишь в 1902 году, по итогам Особого совещания о нуждах сельского хозяйства, пришел к выводу о необходимости формирования полноправного крестьянина-собственника, который стал бы опорой и экономического, и гражданского порядка. Практическое осуществление такого курса выпало уже на долю П. А. Столыпина, которого завистливый Витте возненавидел.

Второе издание книги графа Витте с измененным заглавием — «По поводу национализма» — вышло в 1912 году, когда правота «национальной экономии» Ф. Листа подтвердилась тем, что США и Германия, которые придерживались политики протекционизма, опередили фритредерскую Британию. Однако промышленный рывок Германского рейха был тесно связан с имперским милитаризмом, выигрывавшим от раскручивания винта охранительных таможенных пошлин и казенных заказов и подтолкнувшим в конце концов мир к мировой войне.

Эпоха после нее стала временем дезинтеграции мировой экономики и торжества протекционизма, национализма и милитаризма. В пору Великой депрессии 1929-1933 годов принципами свободы торговли поступилась даже Британия, благодаря чему ее экономическое развитие в 1930-х годах оказалось более успешным, чем в 1920-х. Но после второй мировой войны вышедшие из нее явно сильнейшими США задали тон возрождению фритредерства, проводя посредством Генерального соглашения о тарифах и торговле (ГАТТ) линию на всемерное снижение тарифов в международной торговле. Пошлины на ввоз готовых изделий в западных странах к концу 1980-х годов сократились в среднем вчетверо по сравнению с началом 1930-х, объем мирового товарного экспорта возрос за то же время более чем в десять раз, а подушевой ВВП в США и Канаде — втрое, в среднем по Западной Европе — в 3,5 раза.