Национальная система политической экономии-стр.12

Требования историзма применительно к торговой политике Лист дополнил этическим моментом, порицая абсолютизацию экономического индивидуализма. Идеологи неограниченной свободы торговли и в XIX, и в XX веке подчас договаривались до оправдания «опиумных войн», первая из которых (1840-1842) была развязана Англией против Китая как раз в годы создания «Национальной системы». Формула laissez faire в данном случае прикрывала свободу наркоторговли, и у Листа был веский повод заметить, что «купец может достигать своих целей наперекор производительным силам и доводить до изнурения целые нации, ввозя опиум и водку».

Но Лист ушел из жизни, когда популярность лозунгов фритредерства стремительно набирала силу. Хотя в 1850 году в Штутгарте вышло собрание сочинений Листа, а в родном Рейтлингене ему был воздвигнут памятник, идеи «Национальной системы политической экономии» поначалу не были приняты даже исторической школой германских экономистов. Ее родоначальник Б. Гильдебранд (1812-1878) резко критически отзывался о Листе в трактате «Политическая экономия настоящего и будущего» (1848). Однако будущее как раз несло Листу волну посмертного признания. Сбылась его мечта о политическом единстве Германии, о ликвидации немецкого разнобоя денежных систем, мер и весов, о развитии национальной ассоциации производительных сил с опорой на железнодорожное строительство. Объединенная Германия повернула к таможенному протекционизму, стремительно наращивала про мышленную мощь и к началу XX века оттеснила фритредерскую Англию с позиций индустриального лидера Европы и главного экономического партнера России. О «железном канцлере» Бисмарке стали говорить как о политике, претворившем в жизнь идеи Листа, а об основательном знакомстве с «Национальной системой политической экономии» — как о необходимости для всякого влиятельного государственного деятеля.