Национальная система политической экономии-стр.11

Категорию «производительные силы» Лист заимствовал у французского статистика Шарля Дюпена, чье сочинение («Производительные и торговые силы Франции», 1827 год) было, между прочим, известно А. С. Пушкину и под именем «философических таблиц» упоминается в «Евгении Онегине». Но Лист наполнил статистическое понятие глубоким институциональным содержанием, хотя и не дал его исчерпывающего определения.

Лист назвал свой подход «национальной экономией», но более правомерно было бы говорить о геополитической экономии. Если, по Сэю, «административные границы государств, которые все в глазах политика, для политической экономии являются лишь преходящими явлениями», то, по Листу, полностью задействовать свои производительные силы может лишь национальное государство с «округленными границами», обладающее устьями своих рек и выходами из своих морей. Коммерческое и промышленное преуспеяние Англии, первой среди наций достигшей «торгово-мануфактурно-земледельческого состояния», многим обязано ее островному положению. В качестве убедительного противоположного примера — страны, утратившей власть над устьями своих рек и в то же время вовлеченной в свободную торговлю с более передовыми нациями, — Лист приводит шляхетскую Польшу, Речь Посполитую. Она из-за господства иностранцев на приморском рынке утратила сначала экономическую, а затем и политическую целостность и в итоге была надолго вычеркнута из ряда национальных государств. Обширная страна с богатой культурной традицией осталась чисто земледельческой нацией, уподобившись однорукому человеку. Мнение Адама Смита, что Соединенные Штаты Америки «подобно Польше» предназначены для земледелия, Лист справедливо приводит как пример политэкономической близорукости. Однако в пылу полемики с «космополитической экономией» Лист забывает, что Смит все же отдавал приоритет внутреннему рынку перед внешней торговлей, и в этом отношении позиции двух экономистов сходны. Лист углубил постановку вопроса о внутреннем рынке учением об ассоциации национальных производительных сил, и в этой же связи сделал поправку к учению о земельной ренте. Классическая схема дифференциальной ренты Д. Рикардо, выделяя два главных рентообразующих фактора — различия в плодородии и местоположении, — уделяла основное внимание фактору естественного плодородия. Лист, напротив, считал местоположение решающим фактором: рента и ценность земли везде увеличиваются пропорционально близости земельной собственности к городу, населенности последнего и развитию в нем фабрично-заводской промышленности — т. е. емкости внутреннего рынка.