Экономическое преобразование России-стр.54

ляет пищевым предприятиям, которым оно само лишь поставляет сырье, т.е. очищенный спирт, возможность самим производить все продукты и напитки, аналогичные тем, что выпускаются в странах, где не существует подобной монополии.

Судя по «Объяснительной записке к росписи государственных доходов и расходов», представленной г-ном Коковцовым в 1913г., в течение 18 лет существования в России монополии (с 1895 по 1912 г.) доходы от нее поднялись до 8664 млн р. (23132 млн фр.), а издержки, в том числе расходы 1893-1894 гг. на организационно-устроительные работы, не превысили 2446 млн р. (6542 млн фр.). Чистая прибыль, таким образом, составляет 6218 млн р. (т.е. 345 млн р. или 821 млн фр. в год); ее, однако, следует свести до 1553 млн р., если вычесть из общего дохода сумму акциза, который государственная казна получила бы при старой системе; сумма эта составила бы 4665 млн р.

Таким образом, можно сказать, что винная монополия, помимо налогов как таковых, при всех издержках принесла государственной казне 4146 млн фр. промышленной прибыли за все 18 лет, что составляет в среднем 230 млн фр. в год.

Однако теперь эта цифра значительно выше, т.к. в 1911г. винная монополия дала 776748 тыс. р. прибыли при 187803 тыс. р. издержек, т.е. 588945 тыс. р. чистой прибыли против 345 млн р. в среднем за период 1895-1912 гг.; на 1913 финансовый год проект бюджета, представленный г-ном Коковцовым Думе, предполагает 789 млн р. прибыли и 206 млн р. расходов, или 583 млн р. чистой прибыли (1556 млн фр.)> в которую входят и акцизы, и промышленная прибыль монополии.

Наконец, благодаря подобному режиму, который следовало бы изучить более подробно, т. к. у нас во Франции имеются о нем лишь отрывочные данные, государство почти полностью уничтожило подпольную перегонку спирта на всей территории империи и обеспечило, что касается качества потребляемого спирта, т. е. со здравоохранительной точки зрения, наиболее практичный и эффективный контроль.