Баффетология-стр.15

Грэм привил Уоррену азы своей науки, но Уоррен с тех пор далеко продвинулся вперед, заимствуя, создавая, совершенствуя новые идеи, как это свойственно всем гениям. Сказать, что Уоррен равен Грэму, — все равно что сказать, что Оппенгеймер равен Эйнштейну, а Баланчин — Дягилеву. Влияние одного на другого неоспоримо, но это совершенно разные личности.

Уоррен превратился в инвестиционного гения не в одночасье. Его путь начался с «Анализа ценных бумаг» Грэма издания 1934 г., и он по сей день продолжает совершенствоваться, продвигаясь шаг за шагом вперед через лабиринт финансовой мысли. Любая стратегия, используемая в высококонкурентной среде, должна уметь приспосабливаться к меняющейся среде и меняться вместе с ней. То, что было правильно для Грэма в 1930-е и 1940-е гг., в 1970-е и 1980-е для Уоррена работать перестало.

Если сравнить относительно чистый грэмовский стиль инвестирования, который был присущ легендарному инвестору Уолтеру Шлоссу (он учился и работал под началом Грэма и ныне вместе со своим сыном руководит процветающим инвестиционным товариществом в Нью-Йорке), с теперешним стилем Уоррена, то они будут отличаться друг от друга, как день и ночь.

Шлосс держит очень масштабный и диверсифицированный портфель бумаг, зачастую включающий в себя акции сотни различных компаний. Принимая решения о покупке, он ставит на первое место ценовой фактор. Шлосс ищет акции, которые продаются по цене ниже их внутренней ценности. Верный традиционной грэмовской философии, он затем продает бумаги, как только цена на них достигает уровня их внутренней ценности, не прельщаясь экономическими благами большого бизнеса и не избегая встреч с налоговой службой.