Баффетология-стр.143

Человек, продавший вам контракт, рассчитывает заработать на том, что стоимость кукурузы через девять месяцев окажется ниже той цены, по которой он продал вам кукурузу сейчас. Если кукуруза действительно подешевеет, он заработает на разности между той ценой, о которой договорился с вами, и той ценой, по которой он сам купит кукурузу, чтобы выполнить обязательства перед вами.

Во второй половине 1980-х появился новый тип фьючерсных контрактов, где стороны фактически держат пари насчет будущего уровня биржевых индексов S&P 100 и S&P 500. Контракт заключается по цене, равняющейся стоимости корзины акций, составляющих тот или иной индекс. Цена контракта меняется каждую минуту, отражая изменения котировок акций, составляющих индекс.

Таким образом, если вы уверены, что рынок в целом на протяжении, скажем, ближайших шести месяцев будет расти, вы можете заключить подобный контракт, за которым, однако, кроются не сырьевые товары, а стоимость акций, составляющих индекс S&P 100 или S&P 500.

Имея фьючерсные контракты на такие вещи, как золото, хлопок, пшеница или кукуруза, вы можете реально получить указанные товары. Если вы договорились о покупке 10 тысяч бушелей пшеницы, то, если вы этого хотите, вам доставят. Но когда речь идет о контрактах на индекс S&P, покупатель получает отнюдь не сырьевые товары, а разницу между ценой, оговоренной в контракте, и реальной ценой контракта S&P на дату его исполнения. Это превратилось в разновидность казино, где люди и организации делают огромные ставки на направление движения фондового рынка.

Теоретически, поскольку контракт на S&P заключается не на товары и не на акции, а на разницу в стоимости корзины ценных бумаг, получаемую в форме наличности, прямой связи между контрактом на S&P и конкретными акциями, составляющими индекс S&P, нет. Инвесторы делают свои ставки лишь на направление движения фондового рынка вверх или вниз.